Loqiemean

Loqiemean

Loqiemean

Широко известный в узких кругах (особенно тем, кто следит за электронной музыкой, читает и вообще держит руку на пульсе) – Роман LOQIEMEAN.

Г-н Локимин входит в собранную Порчи (Porchy) команду саундпродюсеров Caught A Star, сольно *бет отечественный EDM! Loqiemean (Ник был придуман из двух слов: lock и mean) — продюсер и битмарь, в одиночку справляющийся с дефицитом даба в музыке России и вокруг неё. Кореш Оксимирона, ATЛ, Шымми, Кингсты и других русских реперов, часть из которых мы услышим на новом альбоме Loqiemean “My Little Dead Boy”, который вышел 20 апреля 2016 года.

“Если собрать все слезы, пролитые в Сибири, то пожалуй, будет понятно, отчего там столько болот и трясин — бездонных, как страдания неповинных людей”.

Е.Ф. Керсновская, “Воспоминания”, 1964-1970 гг.

О критериях гениальности любого произведения, как мы знаем, можно спорить долго, а иной раз и вовсе — до сиплой брани сквозь жухлые усы или кулачных боев возле поганых трактиров. Но большинство искусствоведов сойдутся в одном — одной из наибольших культурных ценностей всегда наделяли те детища авторов, в которых через личную историю ведали об истории общей. Не лишним будет вспомнить “Один день из жизни Ивана Денисовича” да и то — с вашего позволения.

My Little Dead Boy” Локимина — имеет скромное, но заслуженное право быть одним из тех альбомов, что уверенно могут стоять на полке среди потертых корешков русских классиков и нарезанных болванок со сборной солянкой из актуального EDM’а. Вам нет причин мне верить. Но мне нет причин вам врать. Остальное — слюбится-стерпится. Но как и в любой рецензии, претендующей на обаятельную искренность камерных документалок — этот текст не обойдется без стильных врезок с прямой речью.

— Когда на нашу вечеринку ворвались типы со стволами, ни один из моих пацанов не зассал, и Рома “Капелла” в том числе. Какой толк в жизни, если не смыть позор до гроба.

В течение месяцев ночных переписок с Локи я был посвящен в тысячу и одно сказание о реалиях города Томск, каждое из которых, скорее, было снимком гнойных нарывов Сибирского гетто, нежели обычной порцией чернухи о городе, которым десять лет управлял человек с пристрастием к героину. Мне оставалось лишь даваться диву — как человеку, который вырос в ржавой тьме под белыми хлопьями удалось не закончить в драной петле, а наоборот, стать одним из самых самобытных EDM-артистов пост-советского пространства. Когда мне поведали о концепции альбома “My Little Dead Boy” и его гостях, я понял одно — этого “мальчика” он не только поставит на ноги, но и пронесет сквозь истеричную вьюгу до самого конца.